Ринг в Бухенвальде. Советский боксер-заключенный против немецкого чемпиона

admin -> Всем
Ринг в Бухенвальде. Советский боксер-заключенный против немецкого чемпиона
«Плен - страшная штука, но ведь это тоже война, и пока война идёт на Родине, мы должны бороться здесь». Генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев. Спортивная и боевая судьба Андрея Борзенко,бывшего чемпиона по боксу среди южных республик 1939 года, дала автору, Георгию Свиридову, прототип главного героя неоднократно переиздававшейся книги «Ринг за колючей проволокой». via1 via2 Автор книги об Андрее Борзенко узнал на первом послевоенном чемпионате по боксу. Тогда сложилась ситуация, когда на этот чемпионат приехал выступать и автор книги в составе команды, в которой, кроме него, был узбек и немец. Немец вышел в финал, Свиридов был у него секундантом. Дрался с немцем Андрей Борзенко, о котором Свиридов до этого ничего не знал, и очень возмущался, что Борзенко себя на ринге вел слишком агрессивно, буквально избивая его товарища по команде (который, кстати, после этого боя бросил бокс) - 9 нокдаунов! Только после чемпионата Свиридов узнал, почему Борзенко так проводил бой - ведь за спиной у него было 80 выигранных боев, проведенных в Бухенвальде, когда его противниками в основном были немцы... В армию Андрей Борзенко уходил мастером спорта в тяжелом весе. Часть его дислоцировалась у самой границы. Началась война и уже на второй месяц он получает ранение в правую ногу. Но, пуля не задела кость, а только навылет пробила мышцу. Он остался в строю. В тяжелом бою под Киевом он получил ранение в руку, но из боя не вышел. В середине сентября сорок первого года его настигла еще одна вражеская пуля у берегов Днепра. Он прикрывал отход обоза с ранеными товарищами со своей винтовкой и простреленной левой ногой. Он стрелял, пока не потерял сознание. Очнулся уже в плену. Он дважды совершал побег из лагеря Шталанг, но не смог уйти далеко. Линия фронта переместилась далеко на восток, и добраться до своих шансов не было. Его отвозят вместе с другими военнопленными в Бухенвальд. Более двадцати пяти тысяч советских людей вошли в ворота лагеря, на которых было написано изречение великого античного философа Цицерона "Каждому свое". Менее пяти тысяч уцелело после освобождения его узников. Иерархия среди заключенных была установлена немцами. Уголовники старшины блоков - "блок-фюреры" - капо, затем идут иностранцы, затем русские, последними были изгои - евреи. У русских был костяк сравнительно крепких людей, которые смогли бы дать отпор уголовникам. В эту группу входил и Андрей Борзенко. Однажды в бараке один ретивый уголовник, капо, решил поторопить Андрея на утренний аппель (построение), резиновой дубинкой. Не успел уголовник замахнуться, как Андрей резким крюком уложил его в глубокий нокаут. Это вызвало одобрение всех заключенных барака. На следующий день был назначен новый блок-фюрер, но он уже не избивал заключенных. Уголовники по субботам устраивали на потеху немцам открытый боксерский ринг, так называемое, "международное первенство скелетов", где они, имея лучшее питание, и своего судью добивались побед. Победитель получал лишнюю пайку хлеба, проигравшего доходягу отволакивали в крематорий. Андрея познакомили с голландским коммунистом Гарри Мительдором, который был тренером по боксу в Голландии. В эту субботу уголовники, имеющие привилегированную зеленую нашивку на рукаве, открыли ринг чемпионом Гамбурга по боксу в тяжелом весе, бывшем на воле грабителем и убийцей. Никто из заключенных не выходил, видя громилу на ринге. Немецкие охранники пришли посмотреть бой и подняли величину приза до буханки хлеба и банки консервов. Несколько раз судья вызывал желающих, но никто не решался войти в ринг. Андрей с тренером подошли к рингу. Тренер поднял руку с просьбой посмотреть его боксера. Судья пригласил боксера в ринг. Раздался гонг, и бой начался. Немец сразу пошел в атаку,он надеялся на один удар. Андрей был легче его, килограмм на двадцать. Немец весил за сто килограмм, с лысой головой, с большим животом для пива, на голове было два шрама после драк в пивных Гамбурга. — Русс Иван, капут, cдавайсь. Убю. Но Андрей не обращал на это внимания. Немец клинчевал, и два раза ударил локтем, но рефери даже не обратил на это внимания. Охрана начала ставить ставки на немца против русского. Одни ставили ставку, что русс Иван ляжет в конце второго раунда, некоторые в начале третьего. Первый раунд закончился, боксеры отошли в свои углы. Второй раунд начался с атак немца, желающего добить русс Ивана. Он через две минуты ударил Андрея ниже пояса. Тот почувствовав резкую боль в паху, согнулся и закрылся перчатками. Немец бросился добивать Андрея, не смотря на протесты его тренера. Судья оттащил его в сторону и сделал немцу предупреждение. Болельщики засвистели. Андрей рассердился и через минуту встал в стойку. Судья дал команду - "Бокс!". Андрей не стал ждать, как только эта груда мяса подошла на удар, пробил классическими ударами, левым в печень, правым в челюсть противника. Он издал хрюкающий звук и упал лицом вниз, что означало глубокий нокаут. Судья медленно, не хотя, отсчитал десять секунд и объявил победу русс Ивана. Охранные немцы даже зааплодировали Андрею вместе с болельщиками. Недовольна была только группа уголовников капо, которые ставили на своего боксера. Так Андрей одерживал победы - одну за другой. Русс Иван стал популярен даже среди охранников, которые воспитывались в гитлерюгенде по принципу "нужно уважать сильного врага, ты должен быть еще сильнее". Тогда по просьбе коменданта лагеря Бухенвальда с другого лагеря Маутхаузена был приглашен на бой один из охранников, Вилли, который был чемпионом Германии в тяжелом весе среди войск СС и Вермахта Германии. Бой должен быть не только интересным, но и имел политическое значение. Вермахт и войска СС Гиммлера против русс Ивана, Андрея Борзенко. Все понимали, что немцы поставили все на этот бой. Они сообщили условия боя, шесть раундов по пять минут до полной победы. В эту субботу собралось все охранное немецкое отделение лагеря и начальство. Вдали было оставлено место для заключенных. Ровно в 18.00 на ринг поднялся судья или рефери, как его зовут на серьезных соревнованиях, главным судьей за столом с гонгом был сам начальник лагеря. На ринг поднялся Андрей с тренером Гарри Мительдором и двумя ассистентами из русского подполья. В другой угол вышел с ассистентами Вилли в новой красивой форме, белокурый, высокий, здоровый. Раздались аплодисменты с криками: «Дай ему Вилли!» Вилли ринулся в атаку, работая с двух рук. Русский уходил, закрывался наглухо и выскальзывал из угла. Второй раунд проходил в обмене ударами, и разок русский приложился к его челюсти неплохо. Но второй раунд только подзадорил Вилли. Он провел его с полной отдачей, но русский также свеж и бегает по рингу. В третий раунд Вилли немного приустал и решил надо искать момент для решительного удара. Четвертый раунд Вилли разозлился не на шутку, какой-то полускелет так сопротивляется. Нужно бить локтем почаще в ближнем бою. Он повторил это два раза, на что судья на ринге сделал ему замечание. Вилли совсем озверел и послал судью в нокаут. Он с диким лицом пошел на Русс Ивана, опустив левую руку от своей челюсти. Русский Иван присел на правую ногу и всем корпусом тела нанес страшный удар левой в челюсть. Вилли рухнул на подмостки ринга. Считать было не кому, судья лежал в нокауте. Тренер Андрея вышел на ринг, сосчитал до десяти секунд и поднял руку победителя Андрея Борзенко. Все немцы сидели в молчании. Тренер быстро схватил Андрея под руку и вывел его в толпу заключенных. Все быстро разбежались по баракам, боясь, что озверевшие немцы начнут расстреливать всех заключенных подряд. Почему немцы его не расстреляли после этой победы? После поражения под Москвой, Сталинградом в 1943 году они стали понимать, что они не самые великие, их тоже бьют очень сильно. Увеличилось количество солдат инвалидов во всех немецких городах. Тут и там встречались одноногие и однорукие в пивных, которые часто плакали, напившись пива. В 1944 году охрана лагеря почувствовала скорую расплату с ними за их зверства с военнопленными. Русские вошли в границы Великого Рейха. Многих молодых солдат забрали на фронт и заменили возрастными из резерва. 11 апреля 1945 года немцы бежали из Бухенвальда, не успев уничтожить следы своего злодеяний. В лагерь вошла 3-я американская армия. Оставшихся немецких охранников в лагере арестовали и отдали на суд заключенным. Их всех потопили в отхожей яме или расстреляли. Александр Борзенко вместе с тренером голландцем вышли из лагеря и шли по главной дороге в Веймар, где можно было найти в брошенных немцами домах одежду и продукты. Они прожили в Веймаре три дня, когда появились русские солдаты, сменившие американцев. Голландец Гарри Мительдор решил уйти к американцам, которые собирали военнопленных по принадлежности к странам и отправляли их домой. Гарри предлагал ему выехать вместе с ним в Голландию, но Андрей отказался. Он мечтал вернуться к семье в Ташкент. В Веймаре остановилась небольшая рота русских для наведения порядка и организации нормальной жизни города. Андрей, как знающий разговорный немецкий язык, был принят в часть с выдачей солдатской одежды, и как бы встал в строй Красной Армии. Майор Хлопонин, назначенный комендантом Веймара поверил в его рассказанную историю солдата-военнопленного лагеря Бухенвальд. Андрей показал все ранения, полученные в боях на фронте под Киевом и на Днепре и был зачислен в воинскую часть переводчиком с переводом из другой части, которая уже была расформирована. 9 мая 1945 года Германия капитулировала, и война закончилась. Воинскую часть уменьшили до взвода. Через год Андрей демобилизовался и приехал в свой родной Ташкент, где была жива мать, отец и сестра. Он поступил в Медицинский институт и успешно окончил хирургическое отделение. Женился. Он долго не рассказывал о своем плену в лагере Бухенвальд. Только после смерти Сталина и хрущевской оттепели он рассказал об этом жене и родственникам. Но его еще иногда вызывали в компетентные органы и спрашивали о его прошлом. Ему, как ветерану, все-таки выдали орден "Отечественной войны" и удостоверение "Участника Великой Отечественной Войны" в 1989 году. Боксер - защитник отечества (интервью Георгия Свиридова)